Гость
Вход

05.11.2017
Информация о процедуре получения статуса РЕВ
Шановні колеги! 28 жовтня 2017 року Асоціації Спеціалістів ...

Подробнее...

24.07.2017
Поздравляем аккредитованную в АСБОУ Компанию АРГУМЕНТ с пятнадцатилетием!
Поздравляем аккредитованную в АСБОУ Компанию АРГУМЕНТ ...

Подробнее...

16.06.2017
АСБОУ – член FIABCI.
Шановні колеги, повідомляємо, що 25 травня на Генеральній ...

Подробнее...

17.05.2017
З'їзд АСБОУ
Шановні члени Громадської Організації «Асоціації ...

Подробнее...


30.10.2017
Прецедент в АМКУ: «Нафтогазу» вказали на заточку торгів по оцінці майна
В практиці АМКУ такого не було раніше, але цього тижня з’явилось. Адміністративна колегія врахувала ...

Подробнее...

18.10.2017
Відкритий Лист щодо розгляду скарги компанії АРГУМЕНТ до АМК України на дії НАК «Нафтогаз України»
Доброго дня, шановні колеги!  На початку осені НАК «Нафтогаз України» оголосила торги ...

Подробнее...


В Вашем портфеле заказов оценка для нужд банка (кредитование, переоценка залогов) сейчас занимает:

Новости > Замдиректора Фонда гарантирования: Продажу активов банков тормозят их собственники
Все новости

Замдиректора Фонда гарантирования: Продажу активов банков тормозят их собственники

10.07.2015 07:42

Заместитель директора-распорядителя Фонда гарантирования вкладов Андрей Кияк рассказал в интервью УНИАН, как идет продажа активов ликвидируемых банков и смогут ли вкладчики, не попадающие под гарантии фонда, вернуть свои средства.

Национальный банк Украины триумфально отчитался о завершении очистки банковской системы, в ходе которой неплатежеспособными были признаны свыше 50 финучреждений. Для Фонда гарантирования вкладов физлиц начинается самый сложный этап этого процесса - продажа активов банков. О существующих проблемах в этом направлении и предпринимаемых усилиях для их решения в интервью УНИАН рассказал замдиректора-распорядителя Фонда Андрей Кияк.

Андрей Тарасович, какова балансовая стоимость активов неплатежеспособных банков, переданных под управление Фонда? Сколько реально можно выручить от их продажи?

Балансовая стоимость активов в управлении Фонда составляет более 317 млрд грн. В том числе «Национальный кредит» – 1,8 млрд грн, «Финансовая инициатива» – более 19 млрд. Оценочная стоимость всех активов составляет свыше 50 млрд грн, то есть, в 6 раз ниже балансовой, поскольку активы сильно раздуты даже по оптимистичным оценкам.

За 2014-ый и текущий год мы продали активы банков на сумму около 312 млн грн. Но надо учитывать, что продаж было мало. Самые крупные продажи были по банкам «Эрде», «АКБ банк», «Акта Банк», «Даниэль». Следующими станут «VAB-Банк», «Имэксбанк» и «Надра» - ближе к осени. Продажа по «Брокбизнесбанку» продолжится после переоценки и утверждения цены имущества дирекцией Фонда. Думаю, можно будет говорить о каких-то серьезных результатах продажи активов банков, начиная с осени.

До конца текущего года мы хотим выручить от продажи активов банков до 5 млрд грн, в целом – порядка 50 млрд. На сегодня продажи начались в 15 банках, которые согласовали ликвидационную массу и реально в работе. Из вырученных средств около 37 млрд грн нам придется вернуть НБУ по кредитам рефинансирования. Также попробуем возместить потраченные средства на выплаты вкладчикам, а мы уже выплатили более 38 млрд грн и до конца года предстоит выплатить еще до 20 млрд грн, с учетом «Дельта Банка». Мы приложим максимум усилий, чтобы крупные вкладчики, не попадающие под наши гарантии, вернули свои средства.

Почему оценочная стоимость активов в 6 раз ниже балансовой? Как проходит отбор оценщиков?

Все оценщики привлекаются на конкурсной основе. До последнего времени было порядка 50, но недавно мы сократили перечень до 20, поскольку дирекция Фонда приняла новое положение о выводе банков с рынка, где есть и новые требования к оценщикам. Мы дали им время, чтобы подготовиться к новому конкурсу, который пройдет 3 августа, и рассчитываем расширить список сертифицированных оценщиков, но для этого они должны соответствовать нашим требованиям. Чтобы убрать коррупционную составляющую, решение о выборе оценщика принимается коллегиально - для этого есть рабочая группа при участии представителей различных подразделений Фонда и исполнительная дирекция.

Мы стараемся проводить оценку так, чтобы одна компания не оценивала два банка и больше. На один банк работает от 2 до 5 оценщиков, в зависимости от объема активов. Если мы чувствуем «договорняки», то инициируем переоценку. Если компания вызвала у нас подозрение в занижении оценки, мы с ней стараемся не работать, переводим ее в стоп-листы.

Стоимость оценки в разных банках отличается. Самая дорогая оценка была в крупных банках. Например, первые оценки в «Брокбизнесбанке» в 2014 году обошлись около 850 тыс. грн. В небольших банках это дешевле – порядка 20-50 тыс. грн.

Почему от продажи активов выручили всего 312 млн грн при оценочной стоимости 50 млрд? Кто тормозит процесс? 

Бывшие акционеры ликвидируемых банков находят любые методы, законные и незаконные, чтобы остановить процесс продажи активов их финучреждений. Как это было с банком «Форум», где мы год реально не могли начать продажу. В результате, за этот год качество активов ухудшилось и вместе с качеством ухудшилась рыночная цена, а также шансы крупных вкладчиков получить свои средства. «Форум» был не самым плохим банком - при всего 486 млн грн рефинансирования на фоне миллиардов другим банкам, этот банк можно было спокойно вытягивать.

Изначально мы рассчитывали продать его активы на 5 млрд грн, возместить свои расходы на выплаты по этому банку на 2,9 млрд грн и вернуть средства крупным вкладчикам «четвертой» очереди, на которых приходится 1 млрд грн. Теперь это сложно прогнозировать. Эффект толпы доводит ситуацию до такого итога. Но Фонд приложит максимум усилий, чтобы реализовать право крупных вкладчиков вернуть свои средства. Если выручка будет не 1 млрд грн, а 500 млн, то после возмещения Фонду как кредитору «третьей» очереди мы пропорционально распределим остаток средств между всеми вкладчиками «четвертой» очереди.

Насколько вообще реально для крупных вкладчиков «четвертой» очереди вернуть свои деньги?

Пока такой практики не было. К примеру, в банке «Таврика» было выведено 98% активов, и при этом хозяин неплохо себя чувствует, поскольку по документам не является собственником. Самый печальный случай – CityCommerce Bank, по которому Фонд выплатил вкладчикам 1,9 млрд грн, а реально сможет выручить от продажи активов 10-15 млн грн, то есть, даже не сможет возместить свои расходы. Но в CityCommerce акционер не уйдет от ответственности, поскольку на него распространяется закон о противодействии последствиям финансового кризиса, вступивший в силу в марте этого года.

Закон уточняет характеристику собственника существенного участия, и мы уже опробовали его на практике. К примеру, по банку «Меркурий», где мы выплатили более 935 млн грн, а оценочная стоимость ликвидационной массы составила около 271 млн грн. Мы выиграли дело в суде первой инстанции на 1,2 млрд грн против одного из собственников. Нужна добрая воля судей и прокуратуры, поскольку у акционеров остается определенное имущество. Пройдет какое-то время, мы завершим цикл продаж и сможем определить, сколько собственники должны государству.

Вероятность, что крупные вкладчики получат свои средства, есть. Например, для вкладчиков банка «Форум», возможно еще «Акта», «Прайм-банк», «Грин Банк». Кроме того, крупные вкладчики могут покупать активы своего банка. Когда вкладчик понимает, что шансов получить депозит за счет живых денег нет, то он потенциально может получить доход через пять-десять лет, который возместит его потери хотя-бы частично.

Какова цена чистки банковской системы? Какими являются расходы Фонда, включая оценку и продажу активов?

Какие общие расходы – тяжело сказать. Фонд платит только уполномоченным лицам (временным администраторам и ликвидаторам), потому что они являются штатными сотрудниками. Мы им четко ставим задачу сокращать расходы, чтобы больше вернуть Фонду в период ликвидации банка. Если банк себя не окупает, то его ждет процесс ликвидации, а впоследствии - объединение нескольких банков под одним ликвидатором. Мы так поступаем, например, в Днепропетровске. В Киеве уже четвертый банк отдали под одного ликвидатора, чтобы сэкономить на юристах, хозяйственных и прочих расходах. Затраты на процедуру ликвидации и временной администрации всех банков на сегодня составляют до 1 млрд грн, но эти суммы платят сами банки.

У некоторых банков на корсчетах есть деньги, до 250-300 млн грн. К примеру, «Всеукраинский банк развития», «Прайм-банк», «Грин Банк», «Профин Банк», которые выводились по ускоренной процедуре за отмывание денег, или по другим причинам. У некоторых из них осталось достаточно большое количество денег, и они проводят выплаты вкладчикам самостоятельно. Но у 60% банков хватает средств только на покрытие наших внутренних расходов. У банков есть входящие потоки - они получают деньги как погашение по кредитам, и при этом не выплачивают депозиты. Задача ликвидатора – все впускать, но ничего не выпускать.

Также Фонд старается эффективно управлять активами банков. Кредиты, по которым банк получает деньги, не выставляются на продажу сразу, мы начинаем с проблемных кредитов. Инсайдерские кредиты тоже не продаются, по ним мы судимся. Недвижимость тоже не продаем сразу, если ее можно сдать в аренду. В зависимости от объема аренды на этом можно заработать до миллиона гривен. И машины сдаем в аренду, а все остальное стараемся быстро продать.

Как отбираются площадки для реализации активов?

Сейчас есть шесть ключевых площадок для реализации активов. Всю информацию о лотах и продажах мы публикуем на нашем сайте. Есть подпункт «Скарги», где можно пожаловаться на конкретную биржу.

Среди бирж также проводилась аккредитация. В связи с последними изменениями нормативных документов Фонда мы проводим все торги в электронном формате. Изначально 80% бирж написали, что они - электронные, а на самом деле торговали по старинке – регистрировали на сайте и проводили торги в третьей структуре. Размещали объявления в прессе в стиле «заявки принимаются по улице Малоподвальной в городе Кременчуг». В этой связи мы стали получать жалобы и вмешались в процесс, разработали порядка 40 критериев отбора бирж.

Наши условия – электронные торги, доступ к сайту в режиме «24/7», торги в таком же режиме, и чтобы Фонд мог в режиме «онлайн» наблюдать за этим процессом. В последнее время это были не торги, а в основном - «договорняки». Мы, как и оценщикам, дали биржам срок до двух месяцев, которые в нашем понимании не являются электронными, чтобы они привели все в порядок. После мы без аккредитации по результатам презентации доработок будем работать и с ними.

Какие активы продаются легко, а какие - сложно?

Самое сложное – наладить продажу кредитов. Например, СЕТАМ Минюста только начал этот процесс, у них пока лучше получается торговать имуществом, машинами, недвижимостью. Наибольший интерес вызывают автомобили, а также компьютеры, мебель. Вызывает интерес сельское хозяйство, как работающий бизнес. У нас по законодательству есть возможность продавать небольшие лоты напрямую, что достаточно выгодно. Так мы очищаем балансы, не тратим бешеные деньги на перевозку и хранение имущества из регионов.

Самые большие продажи имущества были по банку «Эрде», который давно ликвидируется. Продан ряд активов – автомобили и кредиты - в «Брокбизнесбанке». Недавно продали здание по «Актабанку» на 52 млн грн. Неплохо идут продажи в банках «АКБ Банк», «Даниэль», «Реал Банк», «Меркурий», «Пивденкомбанк». Плохо, что покупатели рассчитывают купить что-то за бесценок, но мы такие вещи сразу исключаем, потому что у нас ничего не валяется без дела, а некоторые бизнесы работают и продолжают платить по кредитам.

Как определяется стартовая цена и что является сигналом для ее снижения?

Закон разрешает нам устанавливать стартовую цену на уровне оценочной, но мы добавляем к этой цене «дельту». Так мы определяем рыночный спрос, и для нас это - подстраховка от возможных вопросов соответствующих инстанций. Им даже если по балансовой цене продать, скажут, что мало. Как правило, вероятность того, что мы продадим по такой цене, мала. И на это нам указывает Национальный банк, с которым мы согласовываем цены, если активы в залоге по кредитам рефинансирования.

Условия для снижения цены – полгода продажи и не менее трех торгов. То есть, не менее полугода мы должны поторговать, понять, что рынка нет, и тогда можем пересматривать цену. На сегодня наша нормативка позволяет снижать стоимость на 5%, но мы намерены ее менять и проводить снижение до 30%, как это было ранее.

Кто может купить активы ликвидируемого банка?

Права требования по кредитам могут покупать только финансовые компании и банки, а все остальное - имущество, машины и недвижимость - может купить любой. К примеру, граждане покупали автомобили «Брокбизнесбанка», офисную технику. Просто выбираете понравившийся объект на сайте, формируете заявку и получаете ответ. Если не получаете – пишите нам жалобу. Если есть ответ – связываетесь с банком и проходите процедуру регистрации. После регистрации нужен гарантийный взнос - так отсеиваются недобросовестные покупатели. Конечно, не уйдешь от злоупотреблений на местах, но мы ловим и наказываем.

Вы имеете ввиду злоупотребления со стороны временных администраторов и ликвидаторов? Как Фонд с этим борется?

Все решения принимает исполнительная дирекция Фонда из пяти человек и еще пяти директоров департаментов с правом совещательного голоса. Мимо этих 10 человек не пройдешь.

Также у нас есть система СRМ. Любое движение ликвидатора, включая планы продать что-либо, заносятся в нее. Мы все это отслеживаем и выносим на рассмотрение дирекции. Бывает, что сотрудники не знают или сознательно не фиксируют в системе свои действия, за что мы их штрафуем.

Также в Фонде разработана система управленческой отчетности, которая консолидирует финансовую информацию всех банков для анализа и принятия управленческих решений. Поставлена задача разработки общего для всех банков хранилища данных – Фонд планирует провести тендер по этому вопросу. Также в планах за пару месяцев создать консолидированную систему управления активами 10-ти пилотных банков, чтобы с 1 января все продажи проводились централизованно через Фонд.

Были факты отстранения временных администраторов за злоупотребления. С некоторыми людьми, которых мы уволили, разбираются правоохранительные органы по фактам нанесенных убытков.

По Закону должно быть страхование профессиональной ответственности уполномоченных лиц, но пока это есть только формально.

Работа временного администратора или ликвидатора непростая, но над ними стоит Фонд, который по законодательству обязан их защищать. Многие решения принимаются непосредственно в Фонде, а не лично уполномоченными. Это, по сути, тот вид банковской деятельности, который на сегодня есть в нашей стране. Другого нет. И уровень денежной мотивации, по моему мнению, у них достаточный. Это закладывалось в основу самой системы, чтобы не было злоупотреблений.

Ольга Гордиенко (УНИАН)